ИНТЕРВЬЮ
«Мы-то знаем, что средой можно воспитывать»
Валерий Лотов. Человек,
который придумал Сиреневый бульвар
Хорошо, когда у города есть план. От планов 1970-х Троицку достался экспериментальный микрорайон с европейской площадью, пешеходным бульваром, островками нетронутого леса и краснокирпичными зданиями. В чем была идея и как все это получилось?

«кто твой город» поговорил с Владимиром Банитом, который работал в мастерской ГИПРОНИИ и отвечал за проектирование микрорайона «Б».
Начало
Я окончил Московский архитектурный институт с отличием, учился у Юрия Павловича Платонова. Через три года вступил в Союз архитекторов. Потом Платонов, будучи главным архитектором ГИПРОНИИ, вспомнил обо мне и позвал в мастерскую в Троицк. Вначале я делал макет коммунально-складской зоны в южной части города. Потом меня отрядили на проектирование детского сада в микрорайоне «Б», потом мы с Банитом проектировали школу №5. Начали делать больницу РАН, чуть позже – баню, начали разрабатывать центр в микрорайоне «В», я делал Торговый центр. Потом занялся бульваром.

Когда строили микрорайон «Б», кругом был лес и была просека. Грязная, с дорогой для таскания леса. Микрорайоном «Б» занимались Банит и Щусев. [К середине 1980-х] он был практически сделан, но не достроен, весь с зияющими окнами. Они проложили по этой просеке бульвар.
Бульвар для микрорайона


Создание Сиреневого бульвара можно разделить на два этапа. Первый этап начался, когда мы в ГИПРОНИИ нарисовали достаточно общую схему бульвара. Бульвар не должен был пересекаться транспортом ни в одном месте, он был связующим между существующей Центральной улицей и будущим Октябрьским проспектом, который где-то в 1983 году начали делать. Идея была еще и в том, чтобы замкнуть на него все пешеходные пути, лежащие в застройке микрорайона.
Проект бульвара мы не согласовывали нигде, просто проектировали и рассчитывали, что дома вокруг зададут его матрицу. Так, бульвар складывался из кусочков благоустройства домов микрорайона «Б».
Хотя были мнения, что грибы растут на этой просеке, и они, действительно, там росли. Но в целом все были «за» [строительство бульвара]. Интеллектуальный уровень населения был очень высоким. О бульваре мы говорили вскользь. Вообще так было делать не положено. Но особо-то никто не вникал и не разбирался. Финансирование было государственным, поэтому мы ухитрились связать все в единую сеть.

Сначала это был бульвар микрорайона «Б». Я не знаю, кто придумал название «Сиреневый». В первом исполненном варианте никакой сирени не было. Мы очень аккуратно пытались сохранять ближайший лес, потому что зеленый контингент Троицка был очень силен. Они поднимали шум сразу. Мы всячески стремились вырубить как можно меньше. Застройка велась «в паутине берез». Это фраза профессора, архитектора Метаньева. Хотя потом он же мне говорил: «Что ты тут выдумываешь, Валера?».

Будущие сирени и липы появились только в 1986 году, когда заказчиком был уже ФИАЭ имени Курчатова. В выборе деревьев принимали участие специалисты Тимирязевской академии. Было заказано порядка 2000 растений. Но часть высажена не была.
(Не)типовые проекты
Нам все говорили: «Вот, научный центр, что вы все время выдумываете
Мы все время, что называется, крутили хвостами. И нам все говорили: «Вот, научный центр, что вы все время выдумываете!». Например, так спроектировали бассейн в детском саду. Изначально в центре здания был абсолютно ненужный холл. Я подумал: почему бы детей не обучать плаванию? Но когда начали проект с бассейном согласовывать, в ответ нам говорили: «У вас типовой проект, вы не имеете права ничего менять». Мы клянчили, четыре раза ездили. Потом, из-за того, что долго согласовывали, нам даже хотели перенести строительство. Поехали еще раз. Смотрим, там сидит не начальница, а ее заместительница. Я ее спрашиваю: «А у вас дети есть? Хотели бы, чтобы их до 7 лет обучили плаванию?». Она говорит: «Да». «А почему вы не подписываете?». «Нас накажут». Я говорю: «Если бы начальница ваша подписала документы и мы построили, что бы было ей за это в будущем? Десятки родителей ее бы добром вспоминали». Она говорит: «Но сначала, наверное, выговор бы дали». Я говорю: «Ну и что, что выговор?». Она зарделась, взяла ручку и подписала.

Мы сочиняли, каким образом представить, что школа №5 типовая, но на самом деле от типовой камня на камне не оставить. Наша задача была доказать, что это типовой проект. А нам говорили, когда согласовывали: «Где это вы нашли такой сложный типовой проект?».

В Советское время мы не могли сделать отдельный «Детский мир», мог только ЦНИИЭП, а нам не разрешали. Поэтому мы сделали дом, а от него как бы переходик к пристройке, [которая на самом деле была отдельным зданием].
По кусочкам
Бульвар хоть и собран по кусочкам, но все же сделан комплексно. Во второй половине 1980-х был разработан проект. Усилиями Щусева там проложили коллектор. Ругань была страшная, но коллектор до сих пор работает.
Сейчас это незаметно, но бульвар имеет поворот.



Мы начали прокладывать и почти уткнулись в жилой дом краем бульвара. Я тогда целую ночь вообще не спал. Убирали все аккуратно и осторожно, это особо не афишировалось.

Мы ссылались на то, что сети надо делать. Почему-то и в Союзе, и в России, сети – это просто табу. Постепенно все вырисовалось, бульвар стал заметным. Было запроектировано продолжение Сиреневого на ту сторону Октябрьского. По бульвару в лесной зоне мы бы смогли пройти почти до Заречья.

Сначала заказчиком была Академия наук, потому ФИАЭ. ИЯИ имел отношение к жилым домам. В 1987 году бульвар был условно закончен, но сделан где-то на 80 процентов. Дальше деньги закончились и все было заброшено.
Спустя 20 лет
Через двадцать лет к бульвару вернулись. Тогда все выглядело обыкновенно, серенько, «нормально». В 2007 году была проделана реконструкция бульвара, но, к сожалению, не окончена примерно на 30-40%.

Мы считали, что реконструкция — это улучшение. Нарисовали новую плитку. Сделали места для велосипедов. Добавили два фонтана, более комфортные курдонеры, настоящую площадь перед «Книжником» (тогда она была в ужасающем состоянии, чего стоили только плиты метр на метр). Нужно было почистить фасады, добавить декоративные элементы. Все это было включено в проект.

Вопросов к проекту не было. Нам доверяли. Но, безусловно, небольшие предложения были. Было предложение сделать один сквозной проезд в районе Сиреневого, 15. Получалось так, что въезд в один двор осуществлялся через пешеходную зону соседнего. Мы выступили против. Бульвар остался абсолютно пешеходным. И для людей это по-прежнему замечательно.
С января 2007 года над Сиреневым бульваром работала команда из пяти архитекторов. Три-четыре месяца делали, составили смету, потом дорабатывали, в процессе работы постоянно что-то дорисовывали. В общем получилось семь-восемь месяцев работы. Когда началась стройка, торчали на бульваре день и ночь.
Сделано было много. Но самые эффектные зоны, которые были запроектированы, не были выполнены.
По нашей смете проект стоил 70 миллионов. Было затрачено около 120. Подрядчиком была компания, которая делала благоустройство в Коломне, Воскресенске и других городах Подмосковья. К тому же они выпускали свои покрытия. Я считаю, что мощение должно быть если не оригинальным, то по крайней мере не похожим на соседнее. Мы нарисовали матрицу, отдали строителям. Они подобрали примерно 10 образцов плитки и согласовали с нами. Если бы мы воспользовались заводской, то бульвар получился бы более стандартным.

Многое было подогнано под инженерные и коммунальные потребности. Например, светильники мы разместили только на газоне, потому что электрики не признают их установку в покрытие. Или расширение тротуара, чтобы временно складировать снег и не мешать проходу. Это не случайно появилось, мы сидели и думали. В проект были заложены модернизация электроосвещения, перенос сетей, замена канализации. Это очень важно. Сиреневый бульвар теперь не затопит никогда.

Сделано было много. Но самые эффектные зоны, которые были запроектированы, не были выполнены. Например, на бульваре должны были появиться мощные световые арки с несколькими форматами освещения, в том числе вечерним и праздничным. Не сделаны колоннады, входные арки.

Решение световое были иным. Светильники над пешеходами получались этакими дугами. Должны быть быть перголы, по которым вьется дикий виноград. Перголы были серьезной вещью. Дорожка легализует пространство, направляет движение. А пергола является частью легализации комфортного пространства.
Фонтан, флюгер и другие символы
Иногда мы ищем символы. Так, детская площадка около Детского мира сверху напоминает утку. У славян самая почитаемая птица. Я взял ее, да и нарисовал.

Фонтан
Идея для фонтана была такой. Мы хотели сделать земной шар. Наука, молодежь - ассоциации были такие. По задумке он был в два раза больше. Но когда мы обратились к представительству китайской компании, которое занималось фонтанами, они потребовали очень серьезные деньги, около пяти миллионов. В итоге они не нашли камень. Он же должен быть цельным, шлифованным. В первое время бассейн заливали шампунем, помните? Но мы-то знаем, что средой можно воспитывать. Это железный принцип. Если чисто, хорошо, ухоженно, то особого желания портить нет.


МНС
На бульваре сразу заложили место для скульптуры МНС. Но сама скульптура предполагалась другой. Куб и очки должны быть на боку. Долго думали, где ее разместить. Сначала хотели на площади, потом решили около «Байтика». «Байтика» – это что? Технологии, электроника, дети, будущее.


Городки
На месте Городков еще в 1980-х был запроектирован теннисный корт. Но про это прознали жильцы и проект зарубили. Мы решили сделать детскую крепость — с башнями, со стенками. Всё, что вырыли из-под фундамента, я попросил не увозить, а привалить к стенке. Там было гигантское количество, три КамАЗа, сотни кубов земли. Так получились горки.

Во время реконструкции 2007 года городки облицевали. Внутри сначала хотели из асфальта покрытие сделать, чтобы дети могли рисовать. Но мне показалось, что серо-черное пятно будет выделяться. В итоге сделали мозаику из покрытия, сверху красиво смотрится.


Флюгер и солнечные часы
Часы, флюгер — это все не принадлежность бульвара, а благоустройство зданий. На крыше Выставочного зала предполагалось кафе, куда можно будет зайти по лестнице с улицы. Под круг на заводе «Серп и Молот» были заказаны часы диаметром два на два метра. Мощные часища. Потом в начальстве кто-то перепугался, мол, как их будут заводить. А они электрические были.

Солнечные часы — это моя маленькая фишка. Еще в Коломне я занимался бассейнами, фонтанами и солнечными часами. Вместе с художественным редактором журнала «Техника молодежи» Вечкановым мы разбирались, как они должны быть устроены. Я запроектировал в городе шесть солнечных часов. Вертикальные, горизонтальные, разные… Но выполнены только эти. Другие разработки наши строители до сих пор не осилили.

Флюгер в виде Стрельца, потом что так захотела скульптор Сошинская, она по знаку зодиака стрелец. Обратите внимание, там стрелы нет, она улетела. Еще кроме Стрельца в проекте рыба была. И мне очень хотелось льва, но она сказала: «Знаешь что? Не претендуй на Венецию».
Сиреневый сейчас
Первое, что надо прекратить делать — красить бордюры в фиолетовый. Сиреневый бульвар не требует цвета.

Сейчас бульвар темный. А по нашему проекту фонарей планировалось не по два, а по четыре. И света было бы ровно в два раза больше. Необходимо заменить фонари на современные, увеличив количество светильников. И осветить все подходящие дороги.

Еще я бы доработал детали, которые так и не были выполнены. Например, башни на Городска сделаны были, но не завершены. Была разработана стальная пирамида-наконечник. На одной из них должен был быть флюгер. Проект настолько хорошо проработан, что его и сейчас можно сделать.

Я бы сделал реконструкцию сквера за ДШИ. Есть даже разработанный проект со сметой. Там планировали внутренние аллеи, пешеходные дорожки, амфитеатр и детское кафе. И продолжение Сиреневого бульвара в сторону Калужского шоссе. Там планировалось создание мемориальной зоны с установкой памятника ликвидаторам Чернобыля и ветеранам Афгана.
Беседовала Лена Верещагина
Фотографии Кристины Киссер
Made on
Tilda